ВИНТАЖ

винтаж_новый

Винтаж_Soul sisters

Чувствуете этот нежный аромат? Более полувека прошло, но мы по-прежнему способны его ощутить. Перед вами работа Джона Ролингса — гения, который не только сумел выжить в беспощадном мире высокой моды, но и преуспеть. 

«Несколько фотографий пятнадцатого сентября — не что иное, как черные пятна. Сосредоточьтесь полностью на показе платья, осветите его для этой цели, и, если это невозможно сделать с искусством, тогда искусство будет проклято. Покажите платье! Это приказ, и, пожалуйста, напечатайте его и повесьте в студии»*, — гневно писала редактор Vogue Эдна Вулман Чейз в послании, адресованном фотографам. Действительно, в тридцатые годы в американской модной фотографии преобладали чрезмерность, претенциозность и театральное освещение. Фотографы предпочитали снимать в полумраке, чтобы создать атмосферу таинственности, а порой — скрыть недостатки изображаемого предмета. Вдохновленное европейской школой руководство издательского дома Condé Nast Publications считало, что пора что-то менять, и сделало ставки на талантливого новичка. Решение принять никому неизвестного двадцатичетырехлетнего фотографа в команду Vogue, безусловно, оказалось одним из лучших стратегических шагов Конде Наста. На смену курса ушло несколько лет, но Джон Ролингс, возглавивший эту революцию, стал одним из самых значимых фотографов двадцатого века.

«В тридцатые годы фотографы предпочитали снимать в полумраке, чтобы создать атмосферу таинственности»

Свет. Именно этот инструмент стал главным в творчестве Ролингса. Фотограф считал, что его современники недооценивают солнце. Несмотря на неодобрение именитых коллег, он вернулся к дневному свету и начал экспериментировать с зеркалами, сочетая естественное и искусственное освещение. И, о чудо! Оказалось, что свет и тени на цветных снимках могут выглядеть гораздо интереснее, чем сумрак на черно-белых кадрах. Кроме того, Ролингс одним из первых модных фотографов включил в съемку среду, превратив ее в равноправное действующее лицо. Композиция всегда тщательно продумывалась, мастер виртуозно использовал каждую деталь одежды, каждый уголок тела модели… Он не просто рекламировал одежду, а вел повествование. Захватывающее, манящее, увлекающее за собой в кадр… Ролингсу удалось создать свой собственный независимый стиль, то, что американцы называют «chic sophistication» — изысканный, утонченный шик.

В портфолио фотографа более двухсот обложек для журналов Vogue, Glamour и Life, а в целом наследие составляет порядка тридцати тысяч снимков. В качестве иллюстрации мы выбрали прекрасное мгновение 1952 года, запечатленное для июньского выпуска журнала House & Garden.

*Цитата из книги «Vogue: иллюстрированная история самого известного в мире журнала мод», Норберто Анджелетти, Альберто Олива/In Vogue: The Illustrated History of the World’s Most Famous Fashion Magazine, Norberto Angeletti, Alberto Oliva.

Добавить комментарий