Интервью с дизайнером одежды и человеком мира Катей Ковтунович

Катя Ковтунович

Маленькая девочка из Южно-Сахалинска шила одежду для кукол и мечтала о большой моде. Шло время… Катя повзрослела, но свою мечту не предала. И она ответила ей взаимностью! Мечты любят таких людей — целеустремленных, уверенных в себе и своем предназначении, смелых и чуточку дерзких. Когда ты чего-то очень хочешь, вся Вселенная стремится тебе помочь, уверена наша героиня. Да, но сперва нужно купить тот самый билет. Например, в Лондон…

Первые стежки

Катя, расскажите о самых ярких детских впечатлениях.
Я родилась и закончила школу в Южно-Сахалинске, поэтому самые яркие впечатления — это снегопады, когда перекрывают весь город, пятиметровые сугробы (в них так весело прыгать с балкона и рыть пещеры!), лыжные прогулки в горах, рыбалка, икра, красивейшие осенние леса… Это работа в детской газете «Остров Сокровищ», где я научилась азам журналистики и интервью. Девятилетней девочкой я задавала вопросы Наташе Королевой, Владимиру Шаинскому, Иванушкам International и моему кумиру в мире журналистики — Владиславу Листьеву. Было страшно, я очень стеснялась — пришлось научиться справляться со своим волнением, что в дальнейшем пригодилось в жизни. Когда мне было одиннадцать, я продавала газеты на улице, это была лучшая школа «основ продаж и бизнеса». Я занималась в театральной студии, в музыкальной школе, ходила на живопись. Параллельно с семилетнего возраста шила для своей куклы Барби, а позже и для себя. Брала и перешивала все, что попадалось под руки — ткань от старого абажура превращалась в бальное платье для куклы, обрезки тюля и штор — в юбку для меня. Меня увлекало все, что было связано с рукоделием и творчеством. Я не упускала ни одной возможности и просила маму познакомить меня со всеми подругами, которые умели шить, чтобы поучиться у них.

«Девятилетней девочкой я задавала вопросы Наташе Королевой, Владимиру Шаинскому, Иванушкам International и моему кумиру — Владиславу Листьеву. Было страшно, я очень стеснялась — пришлось научиться справляться со своим волнением, что в дальнейшем пригодилось в жизни»

Вы стали интересоваться модой еще будучи ребенком? Как ваша семья отнеслась к этому увлечению?
В отличие от Америки, где детей хвалят за каждый, даже небольшой успех, в нашей стране принято воспитывать в скромности. Наверное, поэтому родители как будто не замечали моего увлечения. То, что ребенок шьет уникальные вещи, не считалось чем-то необыкновенным. Хотя окружающие, напротив, оценили мой талант, я даже выиграла конкурс одежды для Барби. Уже после окончания университета, когда я была в Лондоне, мама достала мой чемоданчик с коллекцией кукольной одежды и написала мне, что сама не верит, как ее девятилетний ребенок мог шить такие сложные и оригинальные вещи. Ведь у моей Барби были и свадебные платья, и легинсы, и расшитые сумки, и даже кожаные сапоги! Несмотря на непонимание родителей, я знала, что это мое призвание. Но в то время мало кто относился к творческим профессиям серьезно. Инженер, врач, юрист, экономист – да. А дизайнер одежды? Как же этим можно зарабатывать на жизнь и что это за образование?! Конечно, мои родители, хотели для меня другого будущего. К тому же, считалось, что для поступления на факультет дизайна одежды нужно обязательно сдавать вступительный экзамен по рисунку, а с этим у меня дела обстояли не очень. Поэтому пришлось выбрать из всех зол меньшее — иностранные языки, и заниматься по двадцать четыре часа в сутки, чтобы поступить в Санкт-Петербургский государственный университет.

Не жалеете сейчас, что провели пять лет жизни в стенах университета?
И да и нет. Возможно, если бы не эти пять лет, я достигла бы намного большего в своей профессии. С другой стороны, я бы не могла сидеть за ужином вместе с очень образованными людьми в Монако или Швейцарии и общаться на пяти языках. Изучение немецкого языка и литературы на университетском уровне — едва ли не самое сложное испытание, встретившееся в моей жизни. Это работа с педагогами высочайшего уровня, это очень высокая планка для всего в моей жизни и мощная интеллектуальная закалка, после которой не страшно браться за любое дело. Я уверена, что все, что случается — обязательно к лучшему, и очень благодарна моим профессорам и Университету.

Окно в моду

Катя, почему вы решили поехать в Лондон после окончания университета?
Я много читала о моде и знала, что Лондон — лучшее место для «погружения» в индустрию. В то время все ведущие посты в мире моды занимали выходцы из Лондона: домом Dior «правил» Джон Гальяно, Александр Маккуин был на пике своей карьеры, в модной журналистике все знаменитые личности были «лондонцами», и даже редактор американского Vogue Анна Винтур — англичанка. Меня вдохновила история Александра Маккуина — будучи сыном водителя такси, он устроился на неоплачиваемые стажировки на лондонской Savile Row (Сэвил-Роу — улица в центре Лондона, на которой располагаются лучшие ателье по пошиву мужской одежды — прим. Soul Sisters), чтобы овладеть мастерством дизайнера. Его родители не могли себе позволить дорогостоящую учебу в модном вузе Central Saint Martins (Центральный колледж искусства и дизайна имени Святого Мартина — старейший англоязычный университет в мире, первый подобный вуз в Великобритании, основан в 1854 году — прим. Soul Sisters). Я решила, что тоже хочу пойти таким путем! Приехав в Лондон, я нашла себе две работы на полставки и начала рассылать резюме на бесплатные стажировки. Через два дня я уже сидела в офисе London Fashion Week/Лондонской недели моды. А еще через три месяца меня пригласили в британский журнал Vogue.

«Мне кажется, что когда ты очень чего-то хочешь, твое намерение искреннее, и ты готов много работать, чтобы исполнить свою мечту — вся Вселенная тебе помогает»

Многие девушки «спят и видят» попасть на стажировку в Vogue. Как вам удалось это, не имея никаких связей?
Я шла с работы и увидела здание с вывеской Vogue House. Я даже не знала, что там располагался офис журнала Vоgue, зашла просто из чистого любопытства – потому что мне хотелось знать все, что касается моды. И Vogue, конечно, входил в этот список. Видимо, мои глаза настолько горели мечтой о моде, что глядя на меня, ресепшионист предложил передать мое резюме и заявку на стажировку кому-то из редакторов. Мне кажется, что когда ты очень чего-то хочешь, твое намерение искреннее, и ты готов много работать, чтобы исполнить свою мечту — вся Вселенная тебе помогает! Но чудеса случаются только с теми, кто к ним хорошо подготовился, чтобы, когда представится шанс — блеснуть. Приехав в Лондон, я перечитала все имеющиеся книги о моде из районной библиотеки Ноттинг Хилла и библиотеки музея Виктории и Альберта, исписала десятки листов А4 «модной» лексикой, выучила все новые слова. Все это помогло мне уверенно отвечать на вопросы во время собеседования и, я думаю, повлияло на решение о принятии меня на стажировку.

В бестселлере Лорен Вайсбергер «Дьявол носит Prada» изнанка модного мира, издательского бизнеса в частности, выглядит не слишком привлекательно. Насколько справедлив ее взгляд? Наверное, это было непросто — работать в британском Vogue?
Мой опыт в Vogue был как раз прямо противоположным. Меня очень тепло приняли и во всем помогали. Без помощи девушек-ассистенток модного отдела я бы не выжила! Дело в том, что меня взяли в Vogue по счастливой случайности, на место уволенного прямо передо мной стажера, так как на стажировку есть лист ожидания, расписанный на 6-12 месяцев вперед. Сказали, что моя предшественница была выпускницей одной из дорогих модных школ и отказалась принести кофе кому-то из редакторов, за что и была отправлена в отставку. Времени освоиться не было. Темп работы редакции — молниеносный. За целый день нет ни минутки, чтобы присесть, постоянно звонит телефон, ежеминутно нужно что-то куда-то отнести, передать кому-то из редакторов, отправить в Париж или Нью-Йорк. За несколько часов мне нужно было выучить имена всех редакторов и ассистентов, знать кто где сидит — имена были незнакомые, сложные, приходилось постоянно переспрашивать. Но, к моему удивлению, все относились ко мне с большим терпением, я же все-таки иностранка и английский не мой родной язык, и не было ни одной ситуации, когда мой вопрос или просьба остались без ответа. Единственным врагом был телефон. Каждый раз, когда он звонил, меня охватывал ужас. Понимать быструю английскую речь с лондонским, шотландским, уэльским и прочими акцентами стало моим кошмаром (даже после пяти лет англо-немецкого лингвистического факультета лучшего российского университета!). Первую неделю я рыдала, но вскоре освоилась. Выполняла задания быстро и грамотно, была вежливой, скромно одевалась, знала, как выждать правильный момент, чтобы деликатно задать вопрос, не отвлекая человека, была приветливой, веселой, уверенной, благодарной — мне кажется, за две недели стажировки меня даже полюбили. По крайней мере, я была единственным интерном, кого пригласили на бокал шампанского в кабинет главного редактора Александры Шульман на Рождество. Стажировка в Vogue стала для меня самым первым и самым важным окном в мир моды. Я очень благодарна судьбе за то, что у меня был такой шанс поучиться у лучших из лучших.

три коллаж__

Талант и поклонники

Почему вы все-таки решили оставить журналистику и создать собственный бренд?
Журналистика не была моей мечтой изначально. После стажировки в Vogue мне очень хотелось поделиться своим опытом с теми, кто, как и я, был увлечен модой, но у кого не было шанса увидеть то, что довелось увидеть и узнать мне. Так я начала писать статьи для журнала Dress Code в Санкт-Петербурге. Они полюбились читателям, и мои колонки стали регулярными. Я достигла больших высот в этой профессии — несколько лет работы с журналом L’Officiel и Эвелиной Хромченко, спецпроекты и эксклюзивные статьи для русских Elle и Vogue… Просто в какой-то момент я стала получать огромное количество комплиментов в адрес моей одежды (а я с девяти лет ношу практически только то, что сшила сама). Многие даже настаивали, чтобы я продала им то, что на мне надето (улыбается). Но когда мне говорили: «Вам нужно быть дизайнером», я всегда отвечала: «Нет, я журналист!». Это продолжалось до тех пор, пока я не решила, что, возможно, это знак. Я сказала себе: «Ок, если еще двадцать человек сделают мне комплимент, придется стать дизайнером». Так и случилось.

Вы где-то обучались дизайнерскому ремеслу специально или полученного опыта было достаточно?
Как я уже говорила, я шила с детства, поэтому к моменту принятия решения о собственном бренде была почти профессионалом. Оставалось лишь немного отточить мастерство. Я — сторонник практики. Уверена, что любое ремесло можно освоить, не обучаясь в специализированной школе. Особенно в творческих профессиях. Поэтому мой совет — ни в коем случае не стоит отказываться от мечты, если не удалось получить профильного образования!

Помните своего первого покупателя? И был ли поначалу страх невостребованности?
Я доверяю только фактам и конкретным результатам. Поэтому первое, что я сделала, организовала «тест-драйв» для себя и своего продукта. За ночь я сшила десять стильных беретов с цветной подкладкой и вышла с ними на улицу Портобелло в Лондоне, где по выходным работает знаменитый уличный рынок. Пусть люди решают, подумала я, быть мне дизайнером или нет и «проголосуют» покупками или их отсутствием. Спустя три часа я продала восемь беретов. Первый купила японская студентка, последний — иранка голубых кровей лет восьмидесяти, сказав, глядя в зеркало: «Как он меня молодит!» Ответ на мой вопрос был получен.

«За ночь я сшила десять стильных беретов и вышла с ними на улицу Портобелло в Лондоне, где по выходным работает знаменитый уличный рынок. Спустя три часа я продала восемь беретов. Первый купила японская студентка, последний — иранка лет восьмидесяти, сказав, глядя в зеркало: «Как он меня молодит!» Ответ на мой вопрос был получен.»

коллаж_

А случались моменты, когда хотелось все бросить? Если да, как удавалось не сдаваться и идти дальше?
Да, конечно. Их было много. Но каждый раз что-то происходило, что давало силы продолжать и не останавливаться. К примеру, однажды, когда мне в очередной раз казалось, что ничего не получится, я открыла Instagram и первое, что увидела – это фото Леди Гага в нашем платье. Естественно, от моих сомнений за долю секунды не осталось и следа!

Катя, становились ли вы объектом критики, и как вы к ней относитесь?
Поначалу я была очень чувствительна к любой критике, поэтому предпочитала оставаться в тени, хотя периодически поступали предложения заявить о себе на всю страну и проснуться знаменитой. Но мне кажется, уверенность в себе и своем таланте и, соответственно, способность не обращать внимания на критику приходит только со временем, и для меня было очень важно выждать его.

Катя, проделанный вами путь восхищает и вдохновляет. Многие думают, что добиться того, чего добились вы, можно только имея хорошие связи или большие деньги… Вы могли бы дать какой-то совет?
Связи и деньги, безусловно, способствуют быстрому развитию любого бизнеса, особенно модного. Но это не значит, что всем остальным нужно отказаться от своей мечты. Самостоятельный путь очень сложен, полон падений и разочарований, но есть и моменты побед, которые ощущаются как настоящее чудо и окрыляют — ведь они на сто процентов заработаны своими руками. Мой совет? Будьте благодарны. Меня всегда удивляет, как часто люди забывают о таких простых вещах! Когда я была журналистом, я писала о многих начинающих дизайнерах и поддерживала их бренды, но лишь единицы говорили «спасибо». Я вынесла важный жизненный урок и, став дизайнером, неизменно выражаю признательность людям, которые так или иначе помогают мне. Однажды я увидела вещи из моей коллекции в очень красивой съемке Elle Arabia, я была восхищена талантом стилиста и тем фактом, что она выбрала именно мои творения из всего многообразия в одном мультибрендовом бутике. Я нашла ее электронную почту в Интернете и отправила письмо с благодарностью. Она ответила, что не верит своим глазам, потому что никто никогда не присылал ей подобных писем! Совсем недавно я получила комментарий и от одной девушки-знаменитости из Дубая. Она сказала: «Катя, ты, пожалуй, единственная, кто не воспринимает мою поддержку как само собой разумеющееся, поэтому я всегда готова снова и снова тебя поддерживать».

Head turning clothes

Катя, как вы оказались в Дубае? Почему выбрали именно это место для построения бизнеса?
Меня пригласили работать ассистентом в отдел маркетинга Kenzo. Сначала я отказалась, решив, что после четырехполосных статей в Vogue — это шаг назад. Но потом подумала, что надо быть открытой новому и что мои внуки будут гордиться тем, что их бабка жила и работала в арабской стране. В первые же дни я влюбилась в город и в уникальную атмосферу — люди помогают друг другу во всем, каждый горит какой-то идеей, каждый хочет стать успешным… Я начала изучать возможности здесь остаться — оказалось, что заплатив за бизнес-лицензию относительно подъемную сумму, очень просто получить статус резидента и заниматься собственным делом. Так Дубай стал местом, где я основала свой бренд Katya Kovtunovich.

Насколько легко европейцу жить в Арабских Эмиратах и вести там свое дело? Возникают ли какие-либо сложности из-за разницы менталитета и культур?
После пяти лет в Лондоне я стала очень гибким и открытым человеком. Мне очень нравится жить в мультикультурной стране. Арабские Эмираты на восемьдесят процентов состоят из приезжих. У каждого — своя норма, и люди приспосабливаются друг под друга. Это требует определенной гибкости — если она есть, то все в порядке. Мне, наоборот, было бы скучно жить в стране, где у всех одинаковые понятия о вещах. Мне интересно каждый день учиться у других людей. Это огромное преимущество Дубая — после жизни здесь ты очень хорошо понимаешь менталитет всех стран Персидского залива и азиатов.

Не сложно быть женщиной в арабском мире?
Мне лично это очень комфортно. У нас есть банковские филиалы только для женщин. Во всех правительственных инстанциях для женщин существуют отдельные очереди, отдельные залы ожидания, где, как правило, намного меньше людей. Чего же здесь не любить?!

«В первые же дни я влюбилась в город и в уникальную атмосферу — люди помогают друг другу во всем, каждый горит какой-то идеей, каждый хочет стать успешным…»

«Designer of Head Turning Clothes». Лаконичный, но очень точный слоган. Поделитесь, пожалуйста, его историей.
Сама идея вернуться к мечте детства возникла, когда прохожие на улицах стали восхищаться одеждой, которую я шила для себя. Я знала, что если появлюсь где-то в собственном платье — люди обязательно обернутся, сделают комплимент, захотят познакомиться… Поэтому слоган родился сам собой. И это по-прежнему работает — каждое письмо от клиенток начинается словами: «Катя, я получила столько комплиментов!»

Как к вам приходит вдохновение? Бродите по картинным галереям, музеям, смотрите фильмы или, быть может, выходите на улицу?  
Для меня главный источник вдохновения — поход по магазинам тканей. Я теряю счет времени, могу провести за этим занятием несколько часов, забыв оплатить дополнительную парковку, забыв, что уже полночь! Мне повезло, что магазины в Дубае закрываются очень поздно.

И с какими тканями вам нравится работать больше всего?
С необычными! С тканями с запоминающимися принтами! С летящими! С мебельными, техническими, всеми теми, которые никто и никогда не использовал для одежды. Я обожаю все необычное – необычные фактуры, принты, цвета… Все, что необычно — мой фаворит.

«Я обожаю все необычное – необычные фактуры, принты, цвета… Все, что необычно — мой фаворит»

Расскажите о коллекциях Katya Kovtunovich. 
Сейчас я работаю над двумя линиями. Первая – круизная. Это яркие летящие пляжные платья и туники, которые продаются на Ибице, Юге Франции, Карибских островах, Сен-Барте и которую очень любят джетсеттеры и знаменитости — в наших платьях все лето щеголяла Линдси Лохан. Вторая, и очень для меня значимая, — это вещи из традиционной арабской ткани Sadou, которыми мой бренд запомнился на Ближнем Востоке. До меня никто не использовал ткань для шатров и диванов в создании одежды. Поначалу надо мной посмеивались, а сейчас даже копируют! В каком-то смысле, я устроила революцию. И в качестве признания моего достижения, ровно год назад меня от имени правительства Арабских Эмиратов пригласили представлять страну на Всемирной выставке Expo в Милане. Я была единственным дизайнером одежды в делегации.

А как родилась эта идея?
В творчестве для меня не существует слова «нет». Наверное, потому что я не училась в фэшн-школе: ты не знаешь, «как нужно», у тебя нет абсолютно никаких ограничений. Например, в школах учат выбирать ткани в Италии, на специализированных выставках — так «профессионально». А я просто бродила по арабскому базару и влюбилась в рулон яркой ткани с красивым геометрическим рисунком в одной из лавок. Купила пару метров — мне захотелось сшить ярко-красное зимнее пальто в пол и поехать в нем домой, чтобы на фоне белого снега быть такой «wow!». Шила пальто по ночам — днем я работала в офисе. И когда надела его в России, оказалось, люди мне прохода не дают — так всем понравилось!

Есть ли у вас творческая мечта?
Мне бы очень хотелось создавать костюмы к балетам. Когда я работаю над дизайном, всегда представляю вещь в движении. Мне важно, чтобы ткань красиво взаимодействовала с пространством. Однажды я шила платье для музыкального видеоклипа и мне нужно было создать максимально разлетающееся платье. Я сидела возле манекена на полу с феном для волос и проверяла, какой крой юбки и топа даст максимальный эффект. В итоге мы сшили юбку из отдельных полос ткани — каждая полоса играла на ветру, режиссер клипа был очень доволен. Балетный костюм с этой точки зрения был бы просто мечтой, которую я наверняка скоро осуществлю.

Point of style

Ваше определение стиля.
Стиль – это когда женщина носит ту одежду, которая ей подходит и которая вдохновляет ее.

Ваша профессия влияет на ваш личный стиль?
Да, часто из-за количества работы приходится следовать совету Марка Цукерберга и носить то, что отнимает меньше времени на сборы! На каждый день у меня есть своя версия «серой футболки и джинсов» (улыбается).

Катя, без каких вещей вы не представляете свой модный гардероб?
Возможно, это покажется странным высказыванием от дизайнера, но я спокойно отношусь к одежде и у меня нет must-haves. Одежда — это важно, но важнее то, что человек из себя представляет и как светятся его глаза. Одежда — это всего лишь дополнение, поэтому, даже когда теряют мой багаж, я никогда не переживаю. Пойду в том, что есть! Недавно у меня был диалог с клиенткой из Лос-Анджелеса. Она пишет: «Катя, если платье вовремя не доставят, мне будет совершенно нечего надеть». Я ответила: «Тогда ты наденешь свою природную красоту и уверенность». Ей очень понравился такой ответ. Действительно, одежда — это «второе». «Первое» — вы и ваша личность, а этот must-have всегда при вас.

«Для меня икона стиля — каждая женщина, которая красиво и элегантно одета… Семьдесят, восемьдесят, девяносто лет — это не повод не чувствовать себя красивой и привлекательной»

Ваш любимый город для шопинга? Где предпочитаете делать покупки?
В основном всю свою одежду я шью сама. Туфли, сумки и повседневные вещи люблю покупать в путешествиях, спонтанно.

Есть ли у вас любимицы среди икон стиля?
Для меня икона стиля — каждая женщина, которая красиво и элегантно одета. Особенно люблю элегантных женщин в возрасте. Таких очень часто можно встретить на улицах Нью-Йорка или Парижа. Я всегда подхожу и делаю комплименты. Семьдесят, восемьдесят, девяносто лет — это не повод не чувствовать себя красивой и привлекательной.

Как думаете, какими трендами и фишками запомнится это модное десятилетие?
Индивидуальностью и полным отсутствием трендов.

Пятьдесят оттенков свободы

Утро… Какие мысли посещают вас первыми?
Кому не успела ответить, куда нужно ехать, что из тридцати дел — самый важный приоритет на данную минуту.

Как вы любите проводить свободное время?
Свободного времени очень мало. Посвящаю его занятиям, которые меня эмоционально обогащают — встречаюсь с друзьями, провожу время с родителями, навещаю родной остров Сахалин… Катаюсь на лошадях в пустыне на рассвете или на закате. Смотрю балет или оперу. Люблю спонтанные путешествия.

Расскажите о ваших любимых точках на карте.
Мне нравятся места, где можно быть самой собой, где легко и свободно. Из веселых — Сен-Тропе. Здесь нет возраста и национальности, все веселятся и проводят время вместе — от семи до семидесяти. Из спокойных — люблю нетронутую природу, безлюдные побережья (особенно на Сахалине), пустыню. Чем больше работаешь и бываешь на людях, тем больше ценишь тишину, хочется покоя и уединения с самыми близкими.

Как часто вы бываете в России? Задумывались ли о том, чтобы вернуться на родину?
Я очень люблю приезжать в Россию — в Москву, Санкт-Петербург, на Сахалин, каждый раз возвращаюсь вдохновленная. Жизнь за рубежом научила меня ценить наших людей и нашу широту души. Таких талантов, как у нас, нет нигде! Но, наверное, после стольких лет жизни в разных странах, я стала настоящим человеком мира, и мне сложно себя представить в рамках одной страны, одной культуры, одного языка.

«Главное увлечение — шитье, для которого практически не остается времени. Мечтаю просто посидеть и пофантазировать с тканями и машинкой, без коммерческой цели и дедлайнов»

Есть ли какое-то хобби или увлечение, которое вам безумно нравится?
Главное увлечение — шитье, на которое практически не остается времени. Лошади и верховая езда. Балет, которым планирую начать заниматься. Автомобили и скорость, но это хобби в Дубае обходится очень дорого из-за штрафов.

Если бы вы могли встретиться и поболтать с любой легендарной личностью, кто бы это был?
Для меня самые легендарные личности – хирурги. Хотелось бы поговорить с ними и побольше узнать об устройстве самой уникальной вещи на земле — человеческого тела. Моя бабушка — хирург, наверное, у меня в генах интерес к этой профессии. Но сейчас ей девяносто один год, и она почти не рассказывает о своей работе.

Есть ли у вас любимая цитата, которая помогает в трудных обстоятельствах? Или, возможно, жизненный девиз?
«Всё всегда к лучшему» и «Everything is possible».

Назовите пять вещей, без которых вы не можете прожить: 
Без одной. Без свободы! Личной, свободы слова, свободы действий.

 

Вместо постскриптума…

Наряд для Вдохновения, созданный вами. Каким бы он был? Цвет, силуэт, стиль?
Длинное развевающееся платье из белого шифона с нежными цветами – для прогулки по берегу моря. И алое платье в пол с открытой спиной – для вечера.

1050_

-Катя Ковтунович

В статье использованы кадры из фотосессии Katya Kovtunovich Autumn/Winter 2016/17, фотограф Грег Адамски/Greg Adamski, макияж Шерон Друган/Sharon Drugan, модель Пат/Pat.

Фото героини Габриэлла Ди Муро/Gabrialla Di Muro.

Больше интересных бесед

Добавить комментарий